User Rating: / 6
PoorBest 

 

Скитания потерянных душ.


Габриэль
Не важно, сестры иль подруги,
Ведь души связаны навек.
Услышав лиры нежной звуки,
Понять, что ты мой человек.

 

Зена
Мы забываем наши жизни
Прожитые с собой наедине.
От крика первого до тризны
Слепые души в тишине
Габриэль
Услышав голос, взгляд увидев,
Друг друга вспомнив, наконец.
Ни зла ни боли не предвидев.
Несем по жизни свой венец.
Зена
Сердца стремятся сквозь пространство,
Сквозь время, раня небеса,
Как трудно нам не повстречаться
И расставаться навсегда.
Габриэль
Лишь только чаша станет полной,
Ты будешь ждать в тени садов
С улыбкой нежной и безмолвной.
Разлученные - вместе!.. Вновь!



 

Последний выдох


Зена
Пусть голова моя в тумане,
И наплывает сумрак на глаза,
Ну почему мы жили как в обмане?
Не замечая жизни чудеса.

Ты вестник нового и яркого рассвета,
Ты лучик света путеводного вдали,
К нему стремилась, не ждала ответа
Он, как и прежде, вот он, впереди.

Ты смотришь мне в глаза так нежно,
Слеза мутит прекрасный взор очей.
Дыхание становится едва заметно,
Не нужно плакать, сердцу так больней.

Габриэль
Последний выдох замер, тени встали,
И окружили сердце темною стеной.
Надежды и мечты? Нет, не пропали,
Ведь ты как прежде за моей спиной.

В твоей груди всегда кипели страсти,
Пусть даже были холодны небесные глаза,
А я была в их совершенной власти,
О, как бы этот миг вернуть, но нет, нельзя.

Я буду верно, следовать дороге,
Которую ты выбрала для нас,
И после долгих лет, у смерти на пороге,
Мы встретимся с тобою, в тот же час!


Обращение к Аресу.


Не осудите......Это мысли,
Мной сказанные в тишине,
И соглашаться нету смысла,
Ведь речь сейчас не обо мне.

О, бог войны, Арес всесильный,
Тебе я строчки напишу
И о любви той вечной, сильной,
Позволь я кое-что спрошу.

Ты полюбить смог это странно,
Ведь боги вечностью живут.
Твоё желание обманно?
Быть может,… Нет! Глаза не лгут!

Твоё желание загадка,
Чего хотел ты от неё?
Любви и страсти без остатка?
Иль быть с сильнейшей? Что твоё?

К чему стремился: к сердцу, к духу,
К огням, пылающим в тиши?
Иль тела возжелал в утеху?
О чём мечтал? Ты расскажи.

Ты жертвовал бессмертьем часто,
Чтобы спасти свою любовь.
Она шептала: Нет! - бесстрастно.
За разом раз, и вновь, и вновь.

Ты искушал её, и правил
На путь войны, на путь огня,
Но все же силой не заставил
Принять бессмертье для себя.

Твои глаза пылают страстью
И в сердце яростный пожар
Ты понял, что такое счастье,
Быть просто рядом – смертных дар.

Мои вопросы странны где-то,
Мне очень трудно тут судить.
Не угодила вам с ответом,
Прошу за то меня простить.

Слова написаны, смотрите,
На суд ваш строгий выношу,
Свом молчаньем не обидьте.
Что думаете? Вас спрошу.


Ответ Ареса.


Ты спрашиваешь о моём желанье?
Смогу ли честно всё я рассказать.
Позволь начать повествованье,
Я не хочу тебе ни в чём солгать!

Я бог, мне суждено им быть по воле судеб,
Блуждать по вечности в проклятой тишине,
И слышать звон клинков, и радоваться пуле,
Сбирая дань развратнице войне.

Скажу тебе, ты не поверишь!
Я так хочу все бросить и уйти
Ты знаешь, я и сам в то не поверю
Я БОГ ВОЙНЫ! Мне суждено нести…

Нести то бремя власти и величья,
Смотреть на мир, взирая свысока,
Но ты не бойся – это всё обличье,
На сердце только горечь и тоска.

Её любил, её я жаждал страстно,
А время утекало как вода.
Бороться с богом страшно и опасно,
Но ей всё удавалось без труда.

Была права в своих вопросах
Ты знаешь! Я любил её всегда!
Меня любить, ведь это так непросто.
Я БОГ ВОЙНЫ, ну где тут красота.

Пусть грянет бой,…… пусть мир утонет в море крови.
Мне не вернуть её любви! Остановите миг!
Я не хочу, не нужно больше боли!
Последний выдох замер,…. и я истину постиг!

Ты продолжай свой путь, я буду с вами,
Слагай рассказы, и о боге не забудь.
Её улыбка у меня перед глазами,
А взгляд её всё ж на тебе, его не отвернуть.


Афродите

Ты так непринужденно весела

О, Афродита, взбалмошный котёнок,
Любви Богиня, как ты не проста.
Была всеобщей ты любимицей с пелёнок,

Играешь ты с клубком страстей,
Запутывая нити страшно,
По прихоти твоей, хоть слёзы лей,
И тут же смейся. Как ужасно….

Ужасно это все не испытать,
Не чувствовать, не ждать, не бредить,
Мучений от любви - не передать,
Но без нее нельзя, и нужно верить….

Цари и воины, простой народ,
Твоим капризам все подвластны
Любовь пусть нас не обойдет
Ведь эти чары так прекрасны

Не оставляй нас, о Богиня,
Дари нам мир и красоту,
Любовь дари и пусть поныне
Мы верим в вечную мечту.


Посвящение


Кто ты, небесное созданье?
Дитя луны? Рассветных слез?
Лишь капля в море мирозданья,
Одна из павших наземь звезд.

Лежать с закрытыми глазами,
Вдыхать твой дивный аромат.
Лишь вдох и выдох между нами,
Сердец минорный, тихий лад.

Благоуханьем нежной кожи,
Прикосновеньем мягких рук,
Забывши все на лунном ложе,
Ты даришь столько сладких мук.

С тобою мне легко и просто,
Даешь ты больше, чем берешь.
Себя не чувствуешь лишь гостем,
Свой мир сама ты создаешь.

***

В темноту погрузилась земля.
Слышишь, новая эра приходит:
Эра страха, унынья и зла,
Солнце больше к зениту не всходит.

Удлинились все тени вокруг,
И пороки гротескными стали.
Ад пополнил ряды своих слуг,
Бесы долго величия ждали.

Ангел Тьмы на престол их взошел,
Ядом злобы наполнив дыханье,
К небесам черный взгляд свой возвел,
С упоением внемля стенаньям.

Боги канули в толщу веков,
Пали ниц перед демоном смерти,
Заморожены глыбами льдов,
Не сыскать безопасные тверди.

Позабыты молитвы слова,
Их никто все равно не услышит.
Высь кровава, слепа и мертва,
И печалью вселенная дышит.

Алый блик кровожадной луны
Освещает пустынные дали.
Голы все перед ликом судьбы,
Рвется плоть под ударами стали.

Познакомишься ты с пустотой,
Если взглянешь в чернильные очи,
И услышишь души дикий вой:
Страшный червь ее болью источит.

Лишь однажды скатилась слеза
По щеке беспокойного духа.
Крик отчаянья взвил к небесам:
Одиночество - жуткая мука.

Дух приходит к надгробью один,
Тишиной облекаемый в саван.
Беспокоен, бесплотен, незрим,
Тот, что больше не будет уж назван.

На плите начертали слова:
«Лишь тебе мое сердце светило.
Ты погибла - и вечная тьма
Мою душу навек поглотила.»

Кубок с пеплом плиту увенчал,
Там свеча негасимая светит.
Сердце вырезал острый кинжал,
Кровь узоры по мрамору чертит.

Ангел темный приложит ладонь:
Холод к холоду мертвого камня.
Он погасит нетленный огонь,
Свою плоть обжигая и раня.

Демон ночи лишь скажет: «Прости…
Потерял я свой путь безвозвратно.
Ты прости, что тебя отпустил.
Зелень глаз не вернуть мне обратно».

Он уйдет по могильной земле,
Все живое вокруг убивая.
Тенью скроется в сумрачной мгле,
Никого уже впредь не прощая.


Мартовские иды


Серым небом утро стынет
И тиран и демон ждут:
Что сердца в груди остынут,
Что огонь и лёд умрут.

Крест вдруг станет нам постелью,
Пеленой укроет снег.
И безудержной метелью
Закружится мыслей бег.

Иней, павший сединою.
Взрывом боли гвоздь забит.
Дотянуться б мне рукою,
Чтоб ладонь твою прикрыть.

Палачи уходят в мОрок,
Но душа моя поёт.
Ты и я... Холодный сполох...
И не важно, что нас ждёт.


Маски и роли


Оглушительно молчанье
В круге лести и похвал.
Человечества кривлянье
В царствие кривых зеркал.

Маски каждый час меняя,
Исполняя чью-то роль,
Тетрально жизнь играем,
Ощущая в сердце боль.

Дочь, палач, слуга, мучитель,
Мать, герой, тиран и мим.
Ты и я - себя гонитель!
Верим будто "Я" любим!

Только ночью мы свободны,
Темнота наш друг и враг.
Одиночеству покорны,
В бездну сделав первый шаг.

Сбросьте маски, цепи с сердца,
Распустите крылья вновь...
Вновь открыв ребенку дверцу,
Разогнав по жилам кровь.

Добавить комментарий

Мы любим получать комментарии, которые дополняют наши материалы, указывают на ошибки или просто выражают мнение их автора. Мы не против ссылок, картинок и видео в обсуждениях, если они относятся к теме. Но если вы нарушите одно из наших простых правил, ваш комментарий будет немедленно удален.
При комментировании на ШипТексте запрещено:
  • Использование нецензурной лексики.

  • Любые оскорбления в адрес авторов, создателей обозреваемых сайтов, других участников обсуждения и так далее.

  • Все виды коммерческой рекламы (даже если вы оставляете комментарий вроде «какой клевый сайт посмотрите мой»).


Защитный код
Обновить